Любовная зависимость

У особо чувствительных личностей и у  невротиков часто обострено трепетное чувство любви, которое невозможно затормозить. Их чувства обнажены, как электрические провода.

Любовная зависимость характеризуется следующими признаками:

1) невозможность пребывания в одиночестве;

2) нереалистичное ожидание безусловно положительного отношения к себе;

3) сверхценное отношение к другому, желание полностью раствориться в нем, насильственное влечение к объекту вплоть до полного жертвоприношения;

4) страх остаться покинутым и брошенным, готовность идти на любые жертвы ради сохранения статуса-кво;

5) страх истинной интимности и гипертрофированное платоническое начало с отказом от сексуальности.

6) сознательный выбор нереального объекта любви для последующего садомазохистского удовольствия.

На первоначальном этапе при любовной зависимости люди не могут друг без друга. Они вместе всегда и в любых проявлениях, ходят, как привязанные друг к другу, формируя созависимые отношения, готовые существовать сколь угодно долго. Любые вещи обсуждаются совместно, любые действия осуществляются вдвоем, утрачивается самостоятельность каждого. Но чаще один из пары сильнее и активнее, и второй неумолимо начинает растворяться в нем или бояться растворения, отчего стремится дистанцироваться от партнера.

Всю ответственность за свое благополучие или неблагополучие любовные зависимые перекладывают на другого. Любое колебание настроения зависит от партнера, они начинают проживать чужую жизнь, воспринимать чужие чувства, достижения и заботы как свои собственные, в том числе берут на себя чрезмерную ответственность за другого и начинают заниматься его воспитанием и охраной. В ответ они наталкиваются на отвержение, непонимание и стремление к изоляции — это оскорбляет их чувства, они начинают ревновать и предъявлять претензии.

Так зависимая мать противится самостоятельности сына и пытается ограничить любые его стремления найти работу и обзавестись собственным жильем. Во всех его подругах она видит соперниц за сыновью любовь и разными способами старается избавиться от конкуренток, думая, что только она может сделать свое чадо счастливым. Мать всегда напоминает ему, сколько она сил отдала, как маялась, чтоб воспитать его, а он, весь такой неблагодарный и бессердечный, не ценит ее усилий. Он загонит ее в гроб, а она все простит, ведь только мать по-настоящему его любит и до сих пор заботится о нем.

Позиция жертвы усиливается, если ребенок добивается некоей самостоятельности. На следующем этапе мать начинает впадать в депрессию, находит у себя разнообразные болячки и ложится в больницу, призывая детей вернуться к ней. Не справляясь с собственными страхами и тревогами по поводу наступающей старости и смерти, она всеми силами пытается вернуть утраченное. На время ей это удается, но чаще здравый смысл побеждает, и птицы упархивают из гнезда. Тогда возобновляются частые звонки и жалобы, но, не видя эффекта, постепенно угасают — наступает смирение.

В тяжелых случаях матерям удается удерживать ребенка возле себя всю жизнь. Социальная адаптация маменькиных сынков снижена, взрослые дети не реализованы в работе и личной жизни, имеют проблемы в социальном функционировании, одиноки, ранимы, скучны и малообщительны, погружены в нереализованные фантазии или исполняют навязанный сценарий — ухаживают за престарелыми родителями, выполняют их любые просьбы и пассивно ждут перемен.

Довольно распространенный и одновременно курьезный вариант семейной созависимости, когда молодой человек шизоидного склада в тридцать пять лет трудится над диссертацией по истории искусств, а в свободное время пишет фэнтези. Он исписывает толстые тетради и отдает их матери. Она читает вслух его гениальные творения, а сын набирает текст на компьютере. Затем они распечатывают листы, пересчитывают и прячут в стол, так ни разу не отправив рукопись в издательство. Мать считает сына непризнанным гением, а он играет выбранную роль и пребывает в вымышленных мирах, тайно мечтая о славе.

Мягкая забота сочетается со сверхконтролем и авторитарным стилем управления, с другой стороны проявляется как мазохистская покорность и обидчивость, так и верность и прилежание. Зависимая личность всегда кажется, а не живет, выпячивает благополучие другого и не реализует себя, проживая чужой сценарий.

«Казаться, а не быть» — девиз любой зависимой личности.

В любви зависимые отношения встречаются в следующих вариантах:

1) деспотичный взрослый отец и юная дочь-нимфетка;

2) взрослая авторитарная женщина и мазохистски настроенный инфантильный юноша;

3) нарцисс и любовный фанатик;

Подобные союзы, несмотря на их явную дисгармоничность, довольно прочны и встречаются часто. Она создают иллюзию благополучия и семейного счастья, но неизменно рушатся, оставляя после себя болезненные обломки. Обыкновенно страдает самый слабый, а сильный быстро находит себе новую кандидатуру.

Трагична и опасна любовная зависимость от кумиров.

Особенно ей подвержены подростки, готовые на крайности, лишь бы прикоснуться к объекту поклонения. Идолопоклонничество грозит неизбежным разочарованием. В лучшем случае это проходит с возрастом, когда растет самосознание и радикализм замещается нормированным конформизмом с оглядкой на личную индивидуальность. Но некоторые застревают в подростковой фазе, остаются незрелыми и зависимыми, становятся ветеранами фанатического движения и компенсируются, привлекая молодых и неоперившихся поклонников стареющего идола. Глянец, телевизионные трансляции и реалити-шоу создают особый мир, где царит гламур и шик и все в шоколаде. Люди превратились в кукол, а их жизнь — в вечный праздник. Какое уж тут совершенство в реальности, когда с обложек журналов глядят «отфотошопленные» модели без прыщей и морщин.

Девушки смотрят на себя в зеркало и понимают, как далеки от идеала. На помощь приходит косметика, к тому же кумир вещает на весь мир: «Все будет замечательно, если купить этот крем!». Девушки верят ему и гонятся за модой. Реклама растит у потребителя комплекс неполноценности, стимулируя его сексуальные и пищевые рефлексы. Если рекламируют чипсы, то обязательно пышногрудая красотка, если страховой полис, то на фоне «спасательниц Малибу», раздражая и без того угнетенное либидо. Но что проще сделать: купить чипсы или найти себе партнершу для сексуальных утех? Ответ напрашивается сам собой. И идет горемыка потребитель в магазин, набирает полную корзину, возвращается домой и начинает есть, мечтая, что рядом с ним не мурлыкающая кошка, а красотка из рекламы. И этого вполне достаточно, он уж е идентифицировался с ней и заместил неудовлетворенный инстинкт.

А между тем, любовь бывает разная, и наши представления о ней тоже часто меняются.

В молодости мы обыкновенно влюбчивы, читаем романтическую литературу, движимы платоническими и эротическими устремлениями, влюбляемся и готовы к любви.

Наша любовь эгоистична и очень ревнива.

Мы желаем получить удовольствие и насладиться чувствами, которые нередко порабощают нас, заставляют думать не головой, а сердцем, и совершать необдуманные поступки. Вспомните, на какие глупости вы были способны, какие нелепости совершали или были готовы совершить в состоянии влюбленности. А когда-то девицы убегали из дома, садились в тройку и укатывали с женихом за тридевять земель, не боясь последствий.

Влюбленный человек истинно другой, словно болен, видоизменен до неузнаваемости. Все его мысли направлены на любимого, он цветет, дышит чувствами, становится щедрым, добрым, отзывчивым, витает в облаках и желает раствориться в другом, позабыв себя. Для него не существует никаких формальностей и препятствий. Влюбленный готов покорить горы и достать звезду, сложив у ног возлюбленной небо и землю. Она, конечно, это оценит и одарит героя ответным чувством.

Любовь часто иррациональна и мистична.

Понять, почему мы влюбляемся в одного, но совершенно не замечаем другого, иногда просто невозможно. Внешность, повадки и привычки здесь не имеют значения: то, что нас обычно раздражает, может привлекать, а что отталкивает — манить сильнее.

Мы сами не в силах объяснить мотивы своих поступков и совершаем глупости, руководствуясь неукротимой силой.

Некоторые с пугающим постоянством влюбляются в мерзавцев и подонков. С чем это связано? Нас привлекает желание обладать тайным и запретным — змий-искуситель присутствует в каждом. Известная аксиома: девушки любят плохих парней. Их привлекает недюжинная сила, рыцарские поступки, харизма. У многих девушек проявляются мазохистские черты: желание быть покоренной, подчиняться и зависеть, им нравится чувствовать себя как за каменной стеной. Но это иллюзия — следом приходит масса проблем, скандалов, слез и разочарований. Хотя страдать многим сладостно…

«Плохие мальчики» достойны роли любовников, но не мужей — супруг должен быть интеллигентным, заботливым и радушным. Но некоторым кажется, что такие мужчины скучны и занудны, в них нет необходимого драйва и адреналина, они «не цепляют» и не способны на смелые поступки. В этом заключается главное заблуждение, и барышни игнорируют «середняков», делая ставку на неуравновешенных, но притягивающих социопатов.

«Плохиши» предстают во всей красе, что не составляет особого труда, и с удовольствием мучают любимую, превращая ее в жертву. Она жалеет о сделанном или мирится, взращивая свое раболепие. Женщина уверяет себя: «Милый просто так заботится обо мне, бьет — значит любит». Иногда ей хватает смелости уйти от такого мужчины, но она встречает аналогичный типаж, и ситуация возобновляется.

Но и пай-мальчики могут попасть в руки плохих девчонок, где о них позаботятся своеобразным образом: будут проделывать с ними все то, что они готовы стерпеть ради любви и семейного благополучия. Такие юноши превращаются в зависимых и слабых представителей своего пола, не способных доминировать, занимают пассивную позицию и уклоняются от власти и ответственности, передавая ее партнерше.

Союзы, основанные на созависимости, достаточно крепки, а вот сильные личности образуют пары довольно редко, и это всегда образец гармонии и «нормальности». Но долго ли они выдержат вместе? Если в отношениях превалирует сила, то неизбежна борьба за власть, внутренняя конкуренция — пара не живет, а находится в постоянном состязании между собой. Никаких значимых дивидендов от этого получить невозможно, кроме повестки в суд на бракоразводный процесс. Так чаще и случается, когда один из партнеров сдается, не желая признавать себя слабым. А если все-таки признает, то быстро ретируется в поисках партнера с таким же социальным и душевно-материальным статусом.

Любовь невротика трагична, сильна, очень чувствительна к критике и подвержена любым влияниям извне. При такой любви стираются все границы. Невротик желает проникнуть во внутренний мир партнера, стереть любые отличия и создать единое существо. Здоровая личность нуждается в уединении и сохранении определенной степени интимности, дабы иметь возможности для развития. Невротик игнорирует и уничтожает это развитие, убеждая: я — это ты, а ты — это я, и мы слиты воедино. Развитие личности — естественная потребность, и если партнер начинает отставать, оставаясь на прежнем уровне, то это приводит к конфликтам и увеличивает риск расставания. Таким образом, любовь может принести не только светлые положительные эмоции, но и страдания. С любовной зависимостью поможет справиться врач-психотерапевт, сексолог или семейный психолог. Главное — найти своего специалиста, кому можно по настоящему доверить самые сокровенные переживания.

С уважением,

Алексей Сергеевич Вилков